Интервью с Алексеем Зимаковым и Ольгой Анохиной

Зимаков и Анохина

Следующий материал из нового номера нашего журнала — интервью с уникальным дуэтом.

Речь идет о дуэте гитары и фортепиано Алексей Зимаков – Ольга Анохина.

Также на сайте выложен мастер-класс Алексея.

Алексей, Ольга, расскажите, пожалуйста, о вашем дуэте. Есть ли что-либо специально написанное для такого состава инструментов – гитары и фортепиано, или же вы играете только переложения?
Алексей Зимаков: Почему же? Существуют произведения, написанные именно для такого дуэта. Кстати, этот репертуар незаслуженно забыт. Например, «Фантазия» Кастельнуово-Тедеско для гитары и фортепиано, «Каталонские песни» Лео Брауэра… Вообще идея дуэта состоит в том, чтобы играть виртуозную музыку в основном романтического направления, ну и, кроме того, такую музыку, которая редко звучит. Безотносительно к инструменту. Если брать скрипичный репертуар, это пьесы Паганини, Сарасате и так далее. А если брать музыку вообще, то это, например, фантазии на оперные темы.
Ольга Анохина: Мы играем тот романтический репертуар, которого не хватает гитарной музыке.
А.З: Да, у гитары есть такой пробел.
О.А.: Раньше были Паганини, Джулиани..., а потом в гитарной музыке появился какой-то вакуум, тогда как для других инструментов композиторы писали романтические произведения.

Алексей, ты перекладываешь сложнейшие произведения и для нестандартного дуэта. Здесь необходима хорошая транскрипция, так?
А.З.: Безусловно! Транскрипция должна «заполнять» те пустоты, которые не были заполнены в оригинале. То есть хорошая транскрипция обогащает произведение. Таковы транскрипции, скажем, Сеговии. История началась с того момента, как Сеговия сделал переложение «Чаконы» Баха. Вспомни, сколько тогда было отрицательных мнений – что на гитаре это звучать будет плохо. Ну вот, Сеговия создал репертуар, сделал транскрипции, все убедились, что это возможно, но дальше по такому пути практически никто и не пошел. Это надо исправлять! (Смеётся.)

Алексей ЗимаковАлексей Зимаков

Ты сам делаешь все переложения?
А.З.: Что касается гитары – да. Ольга, где надо, изменяет фортепианную партию. Кстати, лучше сразу определить термины. Транскрипция отличается от аранжировки и переложения тем, что это не адаптированный вариант произведения, а домысленный и дополненный. Ну, и стоит сказать, что любой инструмент – не только гитара – без транскрипции существовать не может. Транскрипция показывает возможности инструмента.

Наверняка возникают проблемы, когда ты делаешь транскрипцию…
А.З.: Естественно. Например, иногда приходится сдвигать тональность, менять фактуру, в общем, хватает. А логика понятна – необходимо использовать все возможные ресурсы, чтобы музыка зазвучала по-гитарному красиво. К примеру, пассаж, звучащий в две октавы, можно удлинить до трех. Можно добавить арпеджио, которого нет в оригинале. Ну и так далее.
О.А.: Что мне приятно в лешиных транскрипциях, – он не идет по пути наименьшего сопротивления, а наоборот, чтобы гитара звучала полноценно, полнокровно, добавляет такие элементы, которые значительно усложняют и фактуру и исполнение. Но он справляется с этим замечательно.

Такую музыку в таком дуэте слушателям представляете только вы?
А.З.: Я думаю, никто просто с этим не хочет связываться.

Из-за технических сложностей?
А.З.: Возможно, не знаю.
О.А.: Сложности, конечно, есть. Например, выстраивание баланса. Когда мы с Лешей только-только начинали играть вдвоем, эта проблема была наиболее острой. У фортепиано мощный звук, оно подавляет гитару, у которой очень красивое собственное звучание. Но здесь бояться ничего не надо, ведь у каждого инструмента есть своя специфика, не важно, играешь ли ты дуэтом с флейтой, или с балалайкой, или с гитарой. Просто нужно подбирать тембры, штрихи, словом, находить ходы, чтобы оба инструмента звучали полноценно.
А.З.: Конечно, многих гитаристов отпугивает то, что пианисты просто не имеют опыта игры в дуэте с гитарой. На самом деле все доступно, просто здесь на гитариста накладывается больше ответственности.

А вы не пробовали издать ноты транскрипций…
О.А.: Все времени не было пока.

…чтобы другие гитаристы смогли посмотреть и убедиться, что это не так страшно, как кажется? Ведь наверняка есть люди, которые хотели бы попробовать исполнить что-либо в таком дуэте, но просто не могут сами сделать хорошую транскрипцию.
О.А.: Люди точно есть. У Леши, например, некоторые ученики играют Скерцо- Тарантеллу Венявского, гитарные концерты с фортепиано. Мои ученицы играют с Лешей – он у меня в классе работает как иллюстратор. Они уже играли вместе Каприсы и «Кампанеллу» Паганини, и «Хоровод гномов» Баццини... Помнится, однажды на госэкзамене нам сказали, что Томск, по всей видимости, единственное место в мире, где пианисты сдают камерный ансамбль с гитарой и играют полноценную крупную форму – сонаты Шуберта, Тартини и так далее.
А.З.: Почему-то много претензий к нашему дуэту именно у гитаристов. У пианистов нет. Вообще странно слышать мнения, что вот, мол, Зимаков что-то чудит, вместо того чтобы играть нормально.

Алексей Зимаков и Ольга АнохинаАлексей Зимаков и Ольга Анохина

Действительно, странно. Ты ведь играешь с Ольгой не все время, а выступаешь и сольно, и с оркестром.
А.З.: Странного много. Например, к сожалению, до сих пор бытует мнение – такое только у нас есть, ни у кого больше, – что играть с оркестром – признак бездарности гитариста. Сейчас эти мнения постепенно стали сходить на нет, но все же они очень живучи. Еще почему-то существует недоверие к транскрипциям виртуозной музыки. Показательный пример – Ямашита и его транскрипция «Картинок с выставки». Гитаристам выгодно считать Ямашиту клоуном – я слышал даже такие суждения.

Почему?
А.З.: Все просто. Обрати внимание, что пианисты играют «Картинки» уже больше ста лет! И были разные исполнители! Если бы все это время «Картинки» играл только один пианист, тогда бы катили бочку на него или же на композитора в том плане, что он сочинил плохую музыку. Здесь то же самое – музыку Мусоргского на гитару переложил пока только один человек. К композитору не придерешься уже, поэтому Ямашита – клоун. А если бы исполнители, играющие на гитаре профессионально, дали себе труда разобраться, посмотреть что к чему в транскрипции Ямашиты и играли бы этот вариант, то тогда уже пианисты бы, наверно, по-новому заинтересовались этим произведением.

То есть у нас пока не сложилась традиция?
А.З.: Совершенно верно! К сожалению, остается только ждать.

Какой процент времени на концерте вы выступаете вместе, а сколько ты, Алексей, выступаешь сольно?
А.З.: Раньше можно было выступать в одном городе три, скажем, дня, и такого вопроса не возникало. Мы в первый день выступали с Ольгой, во второй день я играл соло, а на третий можно было исполнить что-то и с оркестром. Но сейчас так уже не получается – больше чем на один концерт не приглашают, поэтому мы стараемся совмещать, то есть представить и транскрипции для дуэта и показать сольные вещи – те, которые сравнительно редко играются, например «Блестящее рондо» Агуадо и те же «Картинки с выставки». Соответственно, сольные вещи должны вписываться в романтический дух всей программы.

Как уже мы говорили раньше, гитаре не хватает романтики?
А.З.: Да. Это самый романтический инструмент, но как-то все сошло на нет благодаря прагматизму.

Почему?
А.З.: Возможно, здесь дело в истории инструмента. В скрипку, например, люди приходят из музыкальной школы, то есть человек изначально позиционирует себя как музыкант. Если скрипач играет не сольно, а в оркестре, он все равно профессионал. Та же картина и с другими инструментами. А в гитару, как только вообще возникла такая идея, стали приходить с толкучки. С фарцовки дисками и так далее. Распространено мнение, что гитара космополитический инструмент, и у людей уже просто сложилось такое к ней отношение. Здесь главной уже становится идея не дать инструменту, а взять от него.

Ольга АнохинаОльга Анохина

Мы обязательно поговорим об этом еще – это отдельная тема. А сейчас я хочу задать вопрос, с которого, быть может, следовало бы начать интервью. Алексей, твоя биография известна, а вот вы, Ольга, не могли бы рассказать о себе?
О.А.: Я выросла в деревне Богашёво в Томской области. Папа – агроном, мама поначалу тоже работала агрономом, потом получила дополнительно педагогическое образование и работала учительницей, а затем стала работать библиотекарем. Благодаря усилиям моих родителей в нашей глухой деревне организовалась музыкальная школа…
А.З.: Богашёво – это вообще-то не глухая деревня. (Смеется.)
О.А.: Это сейчас. А тогда все было иначе. Так вот, мои родители организовали музшколу, договорились с учителями, которых привозили к нам на машине два раза в неделю. Я в школе и училась. После пошла учиться в музыкальное училище. Работая там, преподавала в этой же школе, так как не было учителей. Потом поступила в Новосибирскую консерваторию. Вот, а когда закончила ее, пришла работать в училище. И сейчас также: работаю и в училище и в школе и живу в деревне.

А как вы познакомились с Алексеем?
О.А.: У Лёши я сначала была концертмейстером в классе дирижирования, когда он учился. Потом он на некоторое время уехал в Москву, а когда вернулся, то предложил мне попробовать сыграть с ним дуэтом «Южный концерт» Понсе, концерт Вилла-Лобоса и концерт Тедеско.

То есть идея дуэта вообще была лешина?
О.А.: Да, его.
А.З.: Видишь ли, какая картина получилась. Надо было играть эти концерты с оркестром, и я попросил Ольгу помочь мне разучить произведения. Так потихоньку все и началось. Уже потом, когда дуэт сложился, и плоды наших усилий можно было выносить на публику, и получалось даже таким вот дуэтом играть лучше чем с оркестром, стало очевидно, что это имеет смысл продолжать.

Вы так гастролировали только в пределах России?
О.А.: Да.

А за рубежом?
А.З.: Все не получалось как-то, а однажды вообще было смешно.
О.А.: Да. Как-то друзья из Кемерово предложили нам устроить поездку в Германию. Мы записали образцы того, что играем, на аудиокассету.

Аудиокассету?
О.А.: Тогда еще не было дисков, а видеомагнитофоны только-только входили в обиход и считались экзотикой. Вот, эту кассету отправили в Германию и стали даже анкеты заполнять на поездку. Спустя некоторое время наши друзья из Кемерово звонят и говорят, что произошло нечто: Германия категорически отказалась контактировать, они посчитали, что им прислали подделку. Немцы сказали, что так играть на гитаре невозможно. Поэтому идея отпала.

Алексей ЗимаковАлексей Зимаков

Вообще сколько концертов вы дали вместе, если считать от начала образования дуэта?
О.А.: Трудно сказать… Мы не считали как-то. Если больших – в других городах, то, наверно, концертов десять в год получается. А мелких – точно не сосчитать. Значит, за восемь лет существования дуэта набегает прилично.

Гитаристы в России вас тогда должны очень хорошо знать, так?
А.З.: Не совсем. Так получается, что на наши концерты в других городах редко приходит гитарная публика – они считают, что это все как бы не нужно. Зато мы очень популярны среди других музыкантов. Нас слушают скрипачи, которым интересно, как на гитаре можно исполнять скрипичный репертуар, пианисты, которые восхищаются мастерством Ольги, играющей с таким трудным инструментом, как гитара.

Кстати, как музыканты-негитаристы находят ваш дуэт?
А.З.: У них вопрос один и очень простой: «Почему этого никто больше не делает?»

Так, гитаристам есть о чем подумать. Ольга, Алексей, еще хочу спросить вас насчет записей дуэта. Пока, насколько знаю, есть только два диска и еще видео, которые записывались с концертов, так?
О.А.: Да, есть два диска, но это «живые», а не профессиональные записи. Нельзя сказать, что обе они особо удачные – в Свердловской филармонии мы тогда только обыгрывали программу, а в Волгограде – это вообще отдельная история. Нас туда пригласили на концерт, а когда мы приехали, нам объявили, что будет запись. Потом рояль! Это не рояль, а что-то страшное – клавиши все волнами – его у них залило водой как-то во время пожара, когда сработала сигнализация.
А.З.: Потом нам пришлось делать более двадцати дублей, потому что те, кто записывал, не запаслись пленкой, и запись можно было делать только один раз. Соответственно, если что-то где-то оказывалось не так, приходилось все переписывать снова и с самого начала. В общем, кошмар.

Но все же. Эти два диска есть, и есть много любительских записей.
О.А.: Да, это практически с каждого концерта.

А что в дальнейшем? Будете делать профессиональный диск?
А.З.: Существует ряд проблем. Одна из них, к счастью, снялась, я имею в виду то, что мне подарили новую гитару. Но вот ближайшая к нам профессиональная звукозапись находится в Новосибирске.

То есть в Томске никакой студии нет??
А.З.: Нет. А материала уже очень много накопилось, который стоит записать. Причем это такая музыка, которую либо никто не играет, либо играют редко.

Алексей ЗимаковАлексей Зимаков

Ты имеешь в виду дуэт или соло?
А.З.: Дуэт. Это ведь основное. Насчет соло – есть тоже мысли записать что-нибудь достаточно редко исполняемое. Например, «Картинки с выставки» целиком или все этюды Вилла-Лобоса.

Под конец нашей беседы хотел тебя спросить, Алексей. Ты сейчас обмолвился насчет новой гитары…
А.З.: Да, это надо сказать спасибо московскому мастеру Николаю Андрееву. Благодаря новой гитаре сейчас очень много проблем снимается. У нее очень чистый и хороший звук, а самое главное – она отлично держит строй.

Примечание: Интервью с мастером Николаем Андреевым читайте в одном из следующихм номеров журнала.

    Комментарии

    Один комментарий к “Интервью с Алексеем Зимаковым и Ольгой Анохиной”

    Что вы об этом думаете?

    Расскажите всю правду...
    и, да, если вы хотите, чтобы ваш комментарий сопровождался аватаркой, пройдите по ссылке и получите граватар!