Ширяев, Владислав Степанович

Материал из Энциклопедии Гитармага
Перейти к: навигация, поиск
Владислав Степанович Ширяев
фото
Основная информация
Страна

Россия

Жанр

классическая гитара

Владислав Степанович Ширяев – гитарист, гитарный мастер. Родился 3 сентября 1945 года в г. Дубовка. Рос в семье главного врача районной больницы Ивана Павловича Попова. Его детство прошло в окружении учителей, сам Ширяев считает, что именно этот факт стал решающим в выборе профессии. Приемные родители определили его в Суворовское училище, он проучился там недолго, бросил его и подался в учителя. Окончил Волгоградское училище искусств по специальности хоровое дирижирование. Приехал работать в Дубовскую детскую музыкальную школу преподавателем сольфеджио, хорового пения, класса гитары. За 25 лет педагогической деятельности он принял участие в судьбах сотен воспитанников. Практически весь педагогический коллектив Дубовской школы искусств – его ученики.

К изготовлению своего первого инструмента шел 20 лет. С 1970-х годов мечтал о создании гитары. Владислав Степанович изучал инструменты Шиховской, Самарской, Орджоникидзенской, Пензенской фабрик, но они не устраивали его ни звуком, ни отделкой. Однажды в руки Владиславу Степановичу попала очень старая гитара немецкого мастера Циммермана. Она была выполнена из благородного материала: полукорпус из ореха, дека из ели и накладка палисандровая. Сразу поразила чистота интонации, мягкий тембр звука. Попадались Владиславу Степановичу инструменты и западных фирм – чешские, японские, немецкие. В чем-то они были лучше, но в любом случае уступали инструментам, изготовленным руками мастера.

Середина 70-х годов ознаменовалась периодом творческих исканий. Владисав Степанович стал пристально изучать акустические возможности инструментов, занимаясь их ремонтом и реставрацией. Свой первый инструмент создал в 1990 году в мастерской Михаила Ивановича Гуренко. Инструмент получил высокую оценку у профессионалов на Международном гитарном фестивале в г. Полтаве. Сам Ширяев утверждает, что никогда не смог бы сделать хорошую гитару, если бы не повстречался с Михаилом Ивановичем. Владислав Степанович побывал на международных фестивалях в г. Фрунзе (1984 г.), Екатеринбурге (1988 г.), Полтаве (1991 г.), Донецке (1992 г.), Воронеже (1993 г.), Волгограде (1997 г.).

Вдохновленный общением с корифеями гитарной музыки, Владислав Степанович приступает к изготовлению инструментов уже на заказ. Ежегодно выполняет заказы и отправляет звучать свои гитары в Читу, Новосибирск, Ашхабад, Киргизстан, Баку, Хабаровск, Челябинск, Москву, Санкт-Петербург, Барнаул, Краснодонск, Пермь, Испанию, Италию, Канаду. Из-под умелых рук дубовского мастера уже вышло более 20 гитар, которые сегодня звучат в концертных залах России, ближнего и дальнего зарубежья, поражая слушателей красотой и изысканностью звучания.

Приобрести хороший инструмент было непросто. Кустарные промыслы в подмосковном Шихово, где местные умельцы делали балалайки, домры, гитары, давно «оголились». Промысловый куст знаменитых на всю страну столяров, лакировщиков цвел когда-то, как маков цвет, но сегодня, увы, завял – дорого покупать сырье. Кинулся как-то сам Ширяев искать подходящий инструмент для сына. Много сил и времени потратил педагог (а он уже преподавал тогда в музыкальной школе) на поиски подходящей гитары, но убедился, что кроме недешевой испанской «альгамбры» ничего на российских прилавках нет. Выход нашелся неожиданно, хоть и непростой. Друг-однокашник, скрипичных дел мастер из знаменитой семьи Гуренко посоветовал сделать инструмент самому. Нашлась и древесина. Привезли ее десять лет назад из далеких предгорий. Ствол могучей альпийской ели нельзя было обхватить вчетвером, когда стали его окольцовывать, а на срезе дерева было больше пятисот колец. Известно же, для того, чтобы сырье получилось качественным, дереву надо год стоять на корню, сохнуть. Да еще с десяток лет вылежаться, чтобы клетка освободилась от межклеточного вещества. От этих микропустот зависит напрямую певучесть будущего инструмента.

«Древесина Страдивари была лет этак на двести старше самого мастера. Кто бы Ширяеву ее заготовил, хотя бы во времена Наполеона», – шутит Владислав Степанович. Хорошо, перешли ему по наследству дедовские «железки» – рубанки, фуганки, купленные когда-то на богатых ярмарках в Астрахани. А приемный отец Владислава, дубовский хирург Иван Павлович Попов, передал ему свою любовь к музыке.

Позже, поступив в Суворовское училище во Владикавказе, он баловал вечерами своей игрой одноклассников. Песен знал множество, как говорится, штук двести было в памяти, да еще столько же «без памяти». Однако, замуштрованный дисциплиной военный коллектив не смог удержать семнадцатилетнего парня, без пяти минут офицера. Того почему-то не отпускало чувство, что приемные родители просто красиво от него избавились. И, на последнем году обучения, он сбежал из училища.

Shiryaev2.jpg
Следы заметал месяц, его искали родные, командиры-наставники, однако Слава поставил жирную точку на военной карьере. «Житейские университеты» складывались теперь из вечерней школы и фабрики-«прядилки», дальше были педучилище, работа слесарем-сантехником. Но чаще всего вечерами его можно было найти в ресторанах, где он своей гитарой зарабатывал на жизнь. Женился рано, росла дочка. Ох, и потаскал же он рояли за знаменитостями! Зато «живьем» видел Жорже Марьяновича, Эдиту Пьеху – тогдашних кумиров. Вскоре стал массовиком-затейником в дубовском доме культуры, развлекать народ он научился классно, но все-таки решил получить профессиональное музыкальное образование и поступил в училище искусств.

То, что дали ему там педагоги «от Бога» Плеханов, Мамедова, Христосевич, он помнит до сих пор. Повезло ему и с семьей Гуренко. Михаил Иванович Гуренко-старший был еще до войны отмечен самим Шостаковичем, но, получив ранение в руку, навсегда оставил концертное исполнительство. Однако истинное призвание этот незаурядный человек нашел в скрипичном деле. Скрипки Гуренко давно известны в дубовском регионе, да, пожалуй, и за пределами его. Он сам, сыновья Владимир и Игорь помогли Владиславу сделать первую гитару.

Ровно год ушел у Ширяева на гитару Боттони-Греци. А потом, хотя заедали быт и школьная рутина, оборудовал собственную мастерскую, пошли заказы, ведь у ширяевских гитар не только «лицо» – обрамление или розетка, но и свой особый тембр. Но далеко не гладко складывалась судьба каждого его детища.

«У каждого человека два уха, два глаза, а голосов похожих не найти. Так и гитары. Иной раз все хорошо, звук отличный, а корпус неожиданно трескается, не выдерживает нагрузки, или запоет шестиструнка сильно, но противно...» - рассказывает Владислав Степанович. Но, как говорится, всему свое время. Столичные профессионалы заметили и высоко оценили творения дубовского мастера. Самая известная гитара – Боттони–Греци.

«Приглашали меня с этой «дамой» и за границу. Восемьсот рубликов потратил я только на ее «портфолио», проще говоря, фотографии, – рассказывает умелец из Дубовки, – но этим дело и кончилось, нет сегодня у меня средств на такие вояжи. Съездить хотя бы в Санкт-Петербург на конкурс гитарных мастеров. «Себя» показать и других посмотреть» - вспоминает мастер из Дубовки.

А итальянцы, увидев на том самом портфолио ширяевскую Боттони-Греци, предлагали ему за нее очень большие деньги, но отец подарил ее сыну, как и было обещано. Сейчас тот преподает в той же музыкальной школе, донося через отцовскую гитару свои мысли и чувства ученикам и слушателям.


Источник информации

  • Виктория Глазунова – Исследовательская работа «Славные люди земли дубовской»