Интервью с Сергеем Рудневым (окончание)

Окончание интервью с Сергеем Рудневым. Начало — здесь.

С.Б.: — Сергей, почему ваши произведения впервые были опубликованы за границей, а не у нас?

С.Р.: — Я никогда ничего не издавал, не публиковал. Так всё в черновиках и оставалось либо в голове. У меня раньше в памяти были 83 объёмные пьесы, которые играл, не глядя в ноты вообще. Потом, в 1987 году, когда я встретился с Наталией Ивановой-Крамской, она посоветовала перенести музыку на бумагу. Я отдал ей кое-какие ноты, и когда они в 1991-м году попали к американскому издателю Матании Офи, он сказал, что берётся их напечатать и вообще согласен издать всё, что я делаю. Это было очень неожиданно!

С.Б.: — Ваши произведения, когда были напечатаны Матанией, стали популярны. Но это половина дела. Можно что-то опубликовать, но это не будет столь интересно. Ваша же музыка крайне популярна, её любят и играют у нас и за рубежом. Почему, как вы думаете?

С.Р.: — При передаче образов, при "втискивании" необычной фактуры в произведение получалось так, что оно сильно усложнялось. Однако мне было всё равно, сыграют его или не сыграют другие гитаристы. Важно было самому получить удовлетворение от того, как это сделано. Что-то, конечно, я бы сейчас переработал, изменил, но неважно — раз уж есть, то пусть будет. Я даю лишь возможность — адаптацию народных приемов, игры применительно к шестиструнке, то есть вкладываю в эту гитару русскую душу. Мои аранжировки отличаются потому, что я давал себе труд разобраться в теме. Если просили аранжировать какое-либо русское произведение, я начинал с того, что обращался к тексту, чтобы посмотреть, где трагизм, где лиризм, где что. Надо было искать свои варианты решения, чтобы развернуть драматургию темы.

Что касается других гитаристов, хороших гитаристов, думающих, то они мою мысль схватили, и им, наверное, показалось это более интересным, вот и всё. Взять, например, "Вечерний звон". Как можно обработать такую тему? Надо было найти решение, чтобы образно колокола зазвучали, как в церкви.

Сергей Руднев — обработка песни "Вечерний звон", исполняет Сергей Руднев.

Я создавал свой образ, основываясь на текстовом содержании. И вот когда ты худо-бедно образ находишь, "попадаешь в него", люди это чувствуют. Думаю, что просто как-то в одночасье у меня пошли такие "попадания". Ещё можно добавить, что уровень исполнителей сейчас существенно вырос. Если раньше вообще никто не мог играть сложные вариации, за них просто боялись браться или играли медленно, хотя и неплохим звуком, то сейчас, в последние лет пятнадцать, в нашей стране стали появляться гитаристы, которые, что называется, тянут.

С.Б.: — Даёте ли вы сейчас мастер-классы и можно ли там познакомиться с вашими приемами игры?

С.Р.: — Если кто-то интересуется, я всегда показываю, объясняю психологию и философию — откуда всё пришло. Никаких секретов у меня нет. Есть свои собственные приемы игры, собственный взгляд на то, как лучше использовать анатомию руки и как "подогнать" техники под себя.

С.Б.: — Это очень интересный момент — приспособление различных техник к своим рукам. Можете рассказать подробнее?

С.Р.: — Ответ простой. Любое движение обусловлено физиологией и происходит по своим законам. Пальцы имеют разную длину. Например, при игре гамм у среднего пальца рычаг получается больше, потому что он длиннее. Соответственно, усилие, с которым бьют по струне указательный и средний пальцы — разное. Об этом надо задумываться и находить такое положение, чтобы не чувствовать неудобства. Особенно это касается проигрывания гаммаобразных пассажей — очень важен момент перехода со струны на струну. Здесь у многих начинается "мазня". Вот показательный пример. Я спрашивал про это у Пако де Лусии. Так он просто не понял вопроса.

С.Б.: — Наверно, потому, что у него вообще такой проблемы никогда не возникало?

С.Р.: — Он просто сказал, что это лежит в области чувства. Он чувствует, когда пальцы "не дорабатывают", ищет такое положение руки, при котором всё получается, и это положение фиксирует в сознании.

Я когда тренировал гаммы, обратил внимание на то, что у меня опаздывает, "застревает" средний палец. Если я его наклоняю в сторону указательного, как это рекомендовал делать Сеговия, то увеличивается площадь соприкосновения ногтя со струной, и играть быстро вообще не получается.

Вообще это один из секретов — чтобы играть быстро, надо играть кончиками пальцев без давления на струну. Как только начинаешь давить, кисть мгновенно зажимается. В итоге я нашел положение, при котором можно было чередовать пассажи — медленно-быстро — и при котором я почувствовал, что усилие на оба пальца выровнялось. И вот когда такое положение найдено, тогда можно начинать давать динамику. Мне довелось видеть гитаристов, у всех положение кисти варьируется и каждый ищет что-то своё. Но многие, к сожалению, подходят к решению проблемы чисто механически, поэтому, когда возникает необходимость ускорить темп, огрехи выходят наружу.

С.Б.: — У нас, когда учат игре на гитаре, — имею в виду государственное образование, — эта тема подробно освещается?

С.Р.: — Не знаю. На тех уроках, на которых удалось побывать, данный вопрос не затрагивался вообще. Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, каждому гитаристу приходится решать эту проблему самостоятельно.

С.Б.: — Быть может, стоит попытаться что-то систематизировать?

С.Р.: — Тогда получится лишь одна из методик. К тому же, если вы напишите такую методику, то, думаю, начнёте получать критику со всех сторон. Найдется тот, кто скажет: "я могу играть обратной стороной ногтя, лёжа на диване", и он будет прав и сыграет так, как сказал.

С.Б.: — Сергей, вы сейчас говорили лишь о пальцах. А как быть с длиной ногтей?

С.Р.: — Здесь всё тоже индивидуально и зависит от строения руки. В силу этого основание пальца может быть широкое или узкое. В силу этого, в свою очередь, у вас пальцы будут идти по прямой траектории или уходить вбок. Если уходят вбок, то ногти более скошенные с одной стороны — с левой. Однако если вы начинаете играть гаммы, то замечаете, что играете их другим положением ногтя. Так вот все виды техники теоретически должны играться в одном положении кисти. Тогда появляется стабильность в игре и вы будете себя чувствовать очень уверенно. Даже по сторонам смотреть сможете. (Смеётся.)

С.Б.: — Давайте рассмотрим это на конкретном примере. Если взять тремоло…

С.Р.: — Пожалуйста. Ни в одной авторской методике вы не встретите главный принцип, как нужно играть тремоло. Необходимо найти такое положение кисти, при котором тембр при звукоизвлечении указательным, средним и безымянным пальцами будет одинаковым. Потом сыграть басы большим пальцем. Тембр не должен уходить. Когда вы сможете сыграть тремоло и с большим пальцем на той же струне, а тембр не изменится, тогда можно сказать, что что-то получается. В идеале большой палец должен ходить независимо от баса до первой струны без смещения кисти. Опять приведу в пример Пако де Лусию. Когда он проводит большим пальцем по струнам от шестой струны к первой, кисть его руки при этом остается на месте! Она неподвижна. Об этом трудно говорить, проще показать.

***

Сергей Руднев

С.Б.: — Сергей, у меня есть ваш сборник "Русский стиль игры на классической гитаре". Это очень редкое издание. Мало того, что он вышел в 2002 году, его выпустили в Туле, и тираж всего одна тысяча экземпляров. То есть, по сути, сборник, как только появился, сразу же исчез. Почему такой маленький тираж? Почему книга не переиздаётся?

С.Р.: — Во-первых, сборник не продаётся в магазинах. Его можно получить только на моих концертах, или мастер-классах, или конкурсах и фестивалях, в которых я принимаю участие как член жюри. Сборник, таким образом, попадает исключительно в профессиональную среду. Из этой работы я не делаю коммерческого проекта. Я зарабатываю не всегда этим! Это просто дань гитаре. К сожалению, не было возможности включить в данный сборник всё, что хотелось, поэтому сейчас готовится продолжение. Вторая книга будет называться "Наследие". Туда войдут лучшие сочинения для семиструнной гитары, которые люди не знают, например произведения Павлова-Азанчеева, адаптированные мной. В конце сборника хочу издать азанчеевскую школу. Разумеется, не целиком, но там будет главная идея и упражнения. Они актуальны сейчас, и это стоит напечатать.

С.Б.: — А вы рассматриваете в своих сборниках традицию фольклора?

С.Р.: — Этому будет посвящено другое издание — "Русские народные песни и пляски" с объяснением, откуда что появилось. Книга готовится уже пять лет, и всё никак я её не доделаю.

С.Б.: — Почему?

С.Р.: — Не ко всем композициям удалось найти сопроводительный материал. То есть объяснить, какая традиция, как исполняется и пр. Моя жена — она музыковед — помогает мне, но всё равно не все звенья собраны. Без этого книгу издавать нельзя. Не должно быть никакой халтуры! Читатель должен по крайней мере иметь представление о том, что исполняет. Вообще, к сожалению, здесь остается только побрюзжать, — образованность в этой области у нас очень низкая. Большинство музыкантов считает почему-то, что фольклору много внимания уделять не надо — и так всё понятно. Это ошибка! Свою культуру необходимо знать как следует, особенно если берёшься за исполнение.

С.Б.: — Что ещё вы планируете издать?

С.Р.: — Эстрадный опыт. Свои произведения, посвящённые различным образам, например из русских народных сказок, посвящения композиторам и просто пьесы для гитары, которых у меня около тридцати.

С.Б.: — Когда, хотя бы приблизительно, можно ждать выхода ваших следующих книг?

С.Р.: — Думаю, что через полгода — год.

С.Б.: — Как будут эти сборники распространяться? Так же как и первые два — в профессиональной среде?

С.Р.: — Есть желание создать и раздать. Но распространять буду так же. Если продавать, то на концертах, мастер-классах, просто чтобы "отбить" вложенные деньги, не более того.

С.Б.: — Что ещё вы планируете?

С.Р.: — Готовится к изданию ещё одна серия — самая объемная — "Антология" всей русской семиструнной гитары. Это больше педагогический материал.

С.Б.: — Именно для семиструнки?

С.Р.: — Да.

С.Б.: — Сергей, есть ли у вас ещё какие-то мысли, задумки относительно обработки музыкальных произведений. Это помимо того, о чём вы сейчас говорили.

С.Р.: — Хороший вопрос! Мысли есть всегда. Как только слышу какую-нибудь мелодию, тему, сразу начинаю представлять, как бы её лучше передать. И как только представляется гитарный вариант, сразу понимаешь, что можно сделать. Сразу начинаются лихорадочные поиски тональности. Красивая тема привлекает всегда. У меня никогда не было желания написать вариации на тему, всегда хотелось разработать тему программно. Поэтому повторюсь, мысли есть всегда.

Сергей Руднев — обработка русской народной песни "Куманёк" в исполнении автора.

С.Б.: — В ваших изданиях в основном русская музыка для гитары. Не было ли у вас желания обратиться, скажем, к украинским песням, белорусским и далее — польским, чешским? Ведь это примерно всё одна традиция.

С.Р.: — Это всегда привлекало. У меня есть наброски венгерских, украинских тем. Кстати, моя первая пластинка вместе с Микаэлом Таривердиевым была посвящена еврейской музыке.

С.Б.: — Раз уж вы упомянули про диск… Почему до сих пор нет авторского диска Сергея Руднева, выпущенного на каком-либо известном лейбле?

С.Р.: — Вопрос естественный. Наверно, потому, что хочется всё сделать основательно. Хочется создать свою собственную студию, на которой я смогу получить нужный мне звук. Хочется записать что-то глобальное в рамках "русского проекта", куда надо включить произведения Иванова-Крамского, Павлова-Азанчеева, семиструнный репертуар. Надеюсь, что скоро кое-что удастся сделать в этом направлении. Ещё одной проблемой является отсутствие инструмента для большей части моей музыки…

С.Б.: — Кстати, сколько у вас гитар и кто их делал?

С.Р.: — У меня есть семиструнная гитара тульского мастера Дмитрия Жевлакова, на которой играю, есть "акоповская", есть гитара Влада Кузнецова. Вообще у меня всего семь гитар, но основной инструмент, на котором записываюсь сейчас, всё-таки испанский, потому что он лучше...

С.Б.: — То есть "Рамирес"?

С.Р.: — Да, а куда денешься? Хороший звук подходит для любой музыки. Но для исполнения традиционной русской музыки нужен инструмент с очень хорошей "педалью" и тембром по определению. Ищу такой.

***

С.Б.: — Сергей, ну и под конец интервью хотел бы попросить вас рассказать о вашей работе в Испании.

С.Р.: — В Испанию мы поехали с моим другом Николаем Ульяновым. Поехал практически на заработки, поскольку это было перестроечное время, и у нас здесь реализовать что-либо было трудно. В дуэте были две гитары, маленькая гитара и балалайка. То есть мы ехали показать, что мы в России тоже кое-что умеем.

С.Б.: — Что вы исполняли?

С.Р.: — Классические произведения, латиноамериканскую, коммерческую и, конечно, русскую музыку, словом, всё! Для меня это оказалось очень хорошим опытом, потому что появилась возможность посмотреть игру гитаристов и коллективов из разных стран: Кубы, Мексики, той же Испании. Один мексиканец, например, показал способ игры расгеадо на чаранге — самой маленькой гитаре. Мне понравилось и пригодилось…

С.Б.: — Ну, и совсем последний вопрос. В мае прошёл калужский фестиваль, на котором выступал Пако де Лусия. Вы ведь общались с ним ещё в Испании?..

Пако де Лусия и Сергей РудневПако де Лусия и Сергей Руднев

С.Р.: — Пако очень умный и общительный человек. Когда мы встречались, разговаривали, он рассказывал о своей жизни, семье, говорил о некоторых тонкостях гитарной игры, в частности о добросовестном подходе ко всем деталям в репертуаре. На это он делает особый упор. И такой подход, конечно же, сразу вызывает чувство уважения. То, как он относится к своей работе, помогает ему всегда быть на вершине. Я почувствовал, что больше всего ему не нравятся музыканты-халтурщики.

Что ещё? Он сетовал на то, что интерес к фламенко в мире падает, многие гитаристы начинают слишком увлекаться коммерческой музыкой. Ему это неинтересно, он ищет свой путь, свою интерпретацию. За это, кстати, на него косо смотрят фламенкисты, потому что он якобы играет не чистое фламенко. Но Пако разрабатывает свой стиль, свою интерпретацию с учетом национальных корней и является целым пластом музыкальной культуры, а не просто отдельным исполнителем.

    Комментарии

    2 комментария к “Интервью с Сергеем Рудневым (окончание)”
    1. александр says:

      Сергей-молодец!ТО,ЧТО ОН делает,просто-здорово!Жаль,что редко видимся.Хочу пожелать успехов,здоровья и счастья!Привет Туле! Чуков.

    Что вы об этом думаете?

    Расскажите всю правду...
    и, да, если вы хотите, чтобы ваш комментарий сопровождался аватаркой, пройдите по ссылке и получите граватар!