17 лет спустя: интервью с организаторами фестиваля в Калуге

Дмитрий Илларионов и Олег Акимов

Дмитрий Илларионов и Олег Акимов (фото kaluga24.tv)

Международный музыкальный фестиваль «Мир гитары» проводится в Калуге с 1998 года. Начавшись как небольшое городское событие, сегодня он — важнейшая часть гитарного движения в России и самый большой гитарный форум в Европе. За семнадцать лет существования на его сцену выходили такие легенды мировой музыки, как Пако де Лусия и Висенте Амиго, Джон Маклафлин и «King Crimson», Эл ди Меола и Франсиско Гойя. Но не только это позволяет говорить о фестивале как об экстраординарном событии. Куда важнее тот факт, что оно родилось в российской провинции из чистого энтузиазма преданных музыкальному искусству людей в девяностые, пережило вместе с ними семнадцать лет, крепче утверждая свой статус с каждым годом, и превратило небольшой город в одну из мировых гитарных столиц. Проблемы все еще существуют: в Калуге, как и в большинстве городов России, до сих пор нет инфраструктуры, адекватной уровню таких исполнителей, а публика все еще не вполне готова воспринять то, что дает фестиваль. Молодежь по-прежнему тянется в Москву и побаивается слова «филармония», так как кроме нее в городе нет достаточно крупных площадок. Это промежуточное положение «Мира гитары» между высочайшим профессионализмом исполнителей и неготовностью окружающей среды оценить его в полной мере окрашивает его в мессианские краски и наделяет мощным гуманитарным посылом, позволяя верить в возможность творческого возрождения в нашей стране. В конце концов, «если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно».

Об этом мы поговорили с Олегом Акимовым — подвижником музыкального искусства, автором и бессменным художественным руководителем «Мира гитары» и друзьями фестиваля, выдающимися гитаристами, Дмитрием Илларионовым и Романом Мирошниченко.

Расскажите, в какой ситуации появился фестиваль «Мир гитары», как происходило его рождение и какими были первые шаги?

 

Олег Акимов: Я был солистом Филармонии и преподавателем Калужского музыкального училища. Безусловно, когда я еще учился, во времена Советского Союза, мы ездили по разным фестивалям, тогда их было много, и нам в голову пришла мысль сделать маленький региональный «фестивальчик». Первое мероприятие состоялось в 1998 году, и в нем в основном участвовали ученики музыкальных школ Калуги и Обнинска, потому что в Обнинске существует достаточно сильная гитарная школа. Тогда не было еще четкой идеи, нам просто захотелось попробовать. Мы пригласили из Москвы двух исполнителей, игравших тогда в дуэте «Альтернатум» — заслуженных артистов России Александра Мартынова (гитара) и Александра Суэтина (лютня), фестиваль длился полдня, и никто не ожидал продолжения. Но после этих нескольких часов все получили такой энергетический заряд, что невозможно было поставить точку. В 1998-м мы дали этому событию имя «Искусство классической гитары», но необходимо было более звучное и короткое название, и после долгих раздумий был выбран вариант «Мир гитары». Мероприятие проводилось в мае, так как в это время заканчиваются экзамены в музыкальных школах, дети уже свободны, но их еще не отправили в лагеря и деревни, а педагоги не ушли в отпуск. Второй фестиваль длился уже три дня, а третий — все пять, на него из Швейцарии приехали первые иностранные гости. Где-то с четвертого мы стали добавлять дневные концерты, и на пятом году он обрел свою сегодняшнюю форму. Детский фестиваль тоже пытались проводить уже тогда, дневные концерты были отданы детям и студентам музыкальных училищ. По инициативе одного из моих учеников, Саши Фильченкова, появился фестиваль «ЮНИС», потом Жанна Чайкина, нынешний директор, придумала название «Первая струна», но четыре года назад мы уже решили проводить детский фестиваль под знаменем «Мира гитары». И в этом году мы поместили его в центр основной программы, чтобы создать для детей атмосферу большого праздника, дать им увидеть великих музыкантов, пообщаться с ними, и я считаю, эта задумка удалась.

Роман Мирошниченко: Думаю, что сегодня дополнительная поддержка в СМИ фестивалю не помешала бы. И на центральных телеканалах, на той же «Культуре», пора бы уже появиться не только коротким новостным отчетам, но и полноценным версиям концертов. А вот «модным» ему точно не следует становиться, так как в наше время это является показателем скоропортящегося продукта. Но «Мир Гитары» существует уже семнадцать лет вопреки всему: тотальной безвкусице, культурной деградации, финансовому кризису. Это о многом говорит.

 

Олег, до первого «Мира гитары» вы стажировались в Америке, как выглядит организация музыкального процесса там?

 

Олег Акимов: Там несколько другая система налогообложения, при которой большие оркестры могут существовать за счет спонсорских средств, и средств не только корпораций, но и простых людей. Это имеет очень большое значение, потому что когда люди отдают на содержание музея, школы или симфонического оркестра свои тридцать долларов в месяц, они будут туда ходить и этим гордиться. Возможность каждого участвовать в организации и создании чего-либо очень важна. В Америке по-другому строится работа со спонсорами. Агентство, в котором я тогда стажировался, открыло мне новую грань этого процесса. Даже сегодня в сфере культуры редко встречается четкое планирование бюджета на год, просчитывание от и до. А американские организаторы уже тогда, если понимали, что, например, важное выступление струнного квартета может не окупиться, то планировали мероприятие, которое покроет разницу. Шел 1996 год, у нас тогда был «дикий» капитализм, многие не брались за организацию концертов, не приносящих прибыль, и поэтому музыканты, на которых нельзя было много заработать, выпадали из активной жизни. Четкого составления графика, работы с бюджетом в России не практиковали, а ведь это очень важно, и я думаю, мы к этому придем. Еще интересным открытием для меня было широкое привлечение волонтеров, в СССР эту систему совсем не использовали, а если и использовали, то для решения небольших задач. Во время заграничной стажировки я увидел людей, которые наряду с профессионалами активно вовлекались в процесс, хотя не в полном объеме, но, во всяком случае, получали опыт внутри компании, узнавали, как она работает и чем дышит. Что касается России, в последние годы искусство переживало печальный период, очень сложный по причине потерь многих музыкантов, композиторов, кто-то из них ушел из профессии, и сейчас мы пожинаем плоды. Пришла конъюнктурность, когда стали исполнять то, на что можно взять деньги у государства. При этом появились молодые ребята, альтернативно мыслящие, более свободные, пытающиеся искать другие источники финансирования, например, краудфандинг (сrowdfunding — народное финансирование). Но если посмотреть на крупные фестивали классической музыки, то там обязательно присутствуют фигуры, приближенные к государству: одни и те же лица, организующие мероприятия за счет своих связей. Это, конечно, подкашивает другие фестивали и музыкальные направления, особенно молодежь, у которой нет доступа к большим деньгам, и это одна из самых главных проблем нашего музыкального сообщества. Сделать альтернативный фестиваль современной музыки гораздо сложнее, чем классической камерной с более понятным публике репертуаром из произведений Баха и Моцарта. Сейчас началась эпоха менеджеров, которые управляют процессом, соединяя деньги, публику и музыкантов. Для этих людей музыка — рыночный продукт, и тут уже все зависит от того, умеет человек продавать или нет. Но пока не будет качественной государственной поддержки культуры в целом, ожидать всплеска серьезных фестивалей, как это происходит на западе, очень сложно.

 

– На фестивале в Калуге мы видим в зале достаточно пресыщенную публику, мало кто из простых калужан ходит на неконъюнктурные мероприятия, хотя фестиваль имеет явный гуманитарный посыл, миссию, и это характерная ситуация для сегодняшней России. Видите ли вы перспективы для развития? Насколько вопреки обстоятельствам действуют те, кто стоит за развитием музыкального искусства у нас в стране?

 

Олег Акимов: Несомненно, многое происходит вопреки. Предназначение искусства ведь не в том, чтобы развлекать, совсем наоборот: обогащать, просвещать и двигать вперед. Но для этого кто-то должен выходить и что-то предлагать, несмотря на то, что не многим подобный посыл сразу будет понятен. Делать это необходимо: без паровоза вагоны не поедут. Должны быть серьезные деятели, организаторы, импресарио, идущие в авангарде, как раньше делали это те же Дягилев и Морозов. Должны быть яркие личности среди музыкантов, которым бы их харизма помогала вести публику за собой не с помощью того, что хорошо звучит за столом или в фойе, а исполняя произведения со сцены, подчас сложные, потому что в этом и есть назначение искусства. Оно переживало разные периоды, взлеты и падения, это касается не только России, и мы надеемся, что будет новый всплеск и движение только вперед.

 

За годы существования фестиваля что и кто повлиял на него сильнее всего?

 

Олег Акимов: Безусловно, это Дмитрий Илларионов, с которым мы дружим давно, с 2004 года, он очень активно участвует в процессе, это такой негласный музыкальный консультант фестиваля, с ним мы, например, активно обсуждаем, кого можно пригласить. Фактически здесь он, будучи совсем юным, начал свою карьеру, как и Роман Мирошниченко. Когда Дмитрий вышел на сцену «Мира гитары», он был на третьем курсе Гнесинского института, а Роман в 2004 году играл здесь с Элом ди Меола. Тогда и началась наша дружба. Это люди, которые дышат фестивалем, с ними мы воплощаем много разных проектов. 2004 год вообще выдался особенным, Эл ди Меола был первой нашей зарубежной «звездой». Организовать его приезд было очень трудно, велись долгие переговоры, пришлось даже слетать в Лиссабон, в Португалию, на концерт ди Меолы поговорить с ним, потому что через посредников осуществить план было слишком сложно.

Роман Мирошниченко: Мы с Олегом пошли на аферу, которую сегодня не можем вспоминать без смеха. В те дни фраза о том, что Эл Ди Меола выступит в Калуге, звучала анекдотично, сопоставимо с высадкой марсиан, никто не воспринимал этого всерьез вплоть до того момента, когда легендарный гитарист не поднялся на сцену. Мы сами не верили, что это произошло. Слишком много тогда было сложностей, да и отсутствие должного опыта организации выступлений мировых звезд сказывалось. Оглядываясь назад, можно точно сказать, что приезд Ди Меолы в 2004-м стал поворотной точкой фестиваля, придав ему определенный статус.

Олег Акимов: Наиболее знаковым фестивалем был десятый, на который приехал Пако де Лусия. Он буквально распахнул наши двери для мировых звезд, это был своеобразный знак качества. После этого мы получили письмо от Лео Брауэра, ему о нас рассказал именно Пако де Лусия.

Дмитрий Илларионов: Я хорошо помню, когда Олег Акимов задумал пригласить Пако де Лусию. Вы знаете, это вообще был интересный момент. Приезд Пако был точкой, после которой фестиваль «Мир гитары» стал одним из главных музыкальных событий в мире. Никто не верил, что такой концерт возможен в Калуге, но Олег смог это сделать! Я помню, мы сидели в поезде, и он мне рассказывал о своей мечте, тогда я сказал: «Олег, я точно знаю, что ты его привезешь». Произошел прорыв, и с тех пор фестиваль вышел на недосягаемый уровень.

Олег Акимов: Следующей крупной фигурой был Джон Маклафлин. Он завершал свой европейский тур 2008 года, и мы ради него сдвинули даты проведения фестиваля. Маклафлин играл ту программу, которую до этого представил в Варшаве, Риме, не делая ее проще, несмотря на то, что Калуга — не Москва или Петербург, даже не миллионный город. Он сыграл сложнейший репертуар, для многих такое исполнение было открытием!

Роман Мирошниченко: И нынешний, 2014-й год тоже стал особенным. Олег позвонил мне в январе и спросил, сыграю ли я со Стивом Ваем. Будучи уверенным, что это будет джем, я не задумываясь сказал «да». Через пару дней я получил ноты восемнадцати композиций под аккомпанемент рок-группы и симфонического оркестра... Партии практически всех инструментов очень насыщены, а конкретно мои нередко дублируют либо в унисон, либо в интервал гитару Вая. Месяц ушел на подбор музыкантов. Сперва я занялся поисками среди моих иностранных коллег. Но все они отказались, сославшись на «слишком сложный материал, требующий большего времени». В итоге я пошел на своеобразный риск и сформировал рок-бэнд с участием джазовых, а не рок-музыкантов. Примерно за два месяца до концерта мы начали репетировать. К приезду Стива нам удалось подготовиться за шесть репетиций. Потом были две репетиции с симфоническим оркестром без Вая и только одна вместе с ним. В итоге Стив остался доволен, я считаю, что мы оправдали надежды Олега и с честью выполнили поставленную задачу, впрочем, об этом говорят овации зрителей. И все это несмотря на лишь одну совместную репетицию, страшную жару и технические неполадки на сцене. Например, буквально за час до концерта мы с техником Вая обнаружили серьезные неполадки в сети. Усилители начали жутко фонить, и мы потратили немало сил, чтобы решить проблему с заземлением. Каждый фестиваль запоминается по-своему, с каждым связаны особые впечатления и эмоции. Надеюсь, что и в дальнейшем мне хватит сил удивлять зрителей новыми проектами. Например, на 2015 год Олег Акимов уже поставил задачу – исполнить его давнюю мечту. Какую? Узнаете через год!

Олег Акимов: Мы никогда не говорим музыкантам что играть, и они исполняют в Калуге то же, что и на мировых сценах. Может быть, это трудно для кого-то, но мы хотим показать высочайший уровень, направление, в котором движется гитарное искусство. Так же было с Джоном Маклафлиным, так же со Стэнли Джорданом, который представил здесь очень сложный репертуар. Или «King Crimson» — психоделический английский рок, достаточно тяжелый. У нас были премьеры и современных композиторов с симфоническим оркестром — благодаря этому достигается высокий уровень концертов, мы не понижаем планку и соперничаем со многими фестивалями в Европе и Америке. Все это способствует развитию, хотя и движется не так быстро, как хотелось бы.

 

«Мир гитары» считается самым крупным гитарным фестивалем по эту сторону Атлантики, а по каким именно параметрам?

 

Олег Акимов: Во-первых, мощная плотность фестиваля. Дневные и вечерние концерты, как правило, включают выступления нескольких исполнителей, хотя продолжительность получается большой, фактически несколько концертов в одном. Во-вторых, плотность «звезд». Мы постоянно экспериментируем, здесь музыканты порой играют программы, которые потом не повторяются: это различные трио и квартеты, собранные на один вечер. Плюс высокое мастерство исполнения, ведь нам даже иногда приходится отказывать в участии, если уровень заявки ниже заданного. Не последнюю роль играет полистилистика, многие фестивали используют близкие жанры, но мы приглашаем как рок-музыкантов, так и исполнителей старинной музыки, и экспериментирующих с симфоническими оркестрами. За счет этого у нас очень много друзей, каждый исполнитель и слушатель, независимо от того, пришел ли он на Дмитрия Илларионова, классическую гитару, или на Романа Мирошниченко, «King Crimson» или Стива Вая, скажет, что он был на «Мире гитары»!

Дмитрий Илларионов: Гитара может звучать очень по-разному. Есть много узкопрофилированных фестивалей, но намного интереснее, когда один инструмент одновременно предстает многолико: и классическим, и фьюжн, и джазовым, и фламенко. Гитара может на самом деле все! Мой фестиваль «ГитАрт» в Новосибирске во многом повторяет репертуарную политику «Мира гитары», и не потому, что я что-то копировал, а потому что чувствовал похожим образом. И многие музыканты, которые были в Калуге, приезжали в Новосибирск, так как наше с Олегом видение во многом совпадает, я работал по тому же принципу, потому что уверен, что это лучший принцип.

 

Беседовал Александр Фраучи-мл.

    Что вы об этом думаете?

    Расскажите всю правду...
    и, да, если вы хотите, чтобы ваш комментарий сопровождался аватаркой, пройдите по ссылке и получите граватар!