Интервью с Геннадием Гладковым

Геннадий Игоревич Гладков — знаменитый российский и советский композитор, известный прежде всего как автор музыки к отечественным художественным и мультипликационным фильмам, к театральным постановкам. В 2011-13 гг. с Геннадием Гладковым активно сотрудничал джазовый гитарист Никита Болдырев. Результатом их совместного творчества стали гитарные аранжировки популярных мелодий из советских фильмов и спектаклей. В коротком интервью Геннадий Игоревич рассказал о процессе создания этих аранжировок и своём отношении к гитаре.

 

– Появление Вашей музыки в репертуаре гитариста – событие в нашем гитарном мире. А насколько Вам было интересно услышать свою музыку на гитаре?

– Честно говоря, композитору всегда интересно услышать свою музыку в разных исполнениях, на разных инструментах. Когда я учился в консерватории, мне хотелось сочинять для самых разных инструментов и оркестров – духовых, народных. У меня даже, например, было сочинение для шести контрабасов  Как-то мне предложили сделать переложение для ксилофонов, и я его сделал – пусть и на ксилофонах поиграют что-то знакомое. И вот однажды, мне сказали, что есть такой человек, который на гитаре играет очень серьезно и виртуозно. Я послушал его записи, затем мы встретились, и я сразу понял что он – музыкант прежде всего, не просто гитарист, а именно – музыкант. С ним было очень легко разговаривать. Он легко улавливал мои гармонии, мои идеи. Вообще, слыша его игру и его музыкальные возможности, я радуюсь, что сейчас появились не просто гитаристы-исполнители, а люди с более широким кругозором и свободным музыкальным мышлением. Мы неоднократно выступали на концертах, и публика всегда «на ура» встречала наши обработки. Я давал слушать эти записи своим друзьям и знакомым композиторам, все очень высоко их оценили.

– Геннадий Игоревич, Никита Болдырев известен своим нестандартным подходом к инструменту. Он использует много перкуссионных элементов, различных техник игры: от классической гитары до фингерстайла. Музыканты к этому относятся по-разному: кто-то видит в этом прогресс, а кто-то – цирк. Как относитесь Вы к этому, в контексте Никитиных аранжировок Вашей музыки?

– Вы знаете, я, наоборот, всегда радуюсь, когда у исполнителя нет комплексов на эту тему . Потом, слово «цирк» – подразумевается, что в этом есть что-то нехорошее? А я с детства люблю цирк, и я бывал много раз в цирке, и считаю, что в цирке работают истинные мастера – там нельзя слукавить, это чистое мастерство. Поэтому те вещи, о которых Вы говорите – да, они очень эффектны. Мы делали это не для учебных целей и не для конкурсов, а для концертов. Ведь публика любит, чтобы на концерте, кроме музыки, был еще и какой-то постановочный момент. И это, кстати, сейчас можно встретить и на академических концертах, в том числе.

– Вашу музыку играют различные джазовые музыканты, в том числе, мировые знаменитости. Джазмены часто позволяют себе много «вольностей». Как Вы относитесь к таким свободным трактовкам Вашей музыки, в частности, в исполнении Чика Кориа?

– Если это талантливо, интересно и по-музыкальному весело – то я отношусь к этому хорошо. Пластинка, которую они выпустили с музыкой из наших мультфильмов, приносит людям радость. Чик Кориа и его группа – большие музыканты, и то, что они себе там «позволяют» – это конечно допустимо. Это очень грамотно стилистически и соответствует самому высокому джазовому уровню.

– В Ваших с Никитой обработках прослеживается уход от традиционной манеры джазменов: «тема – импровизация – тема». В частности, в фантазиях на тему «Обыкновенного чуда», «Двенадцати стульев», где используется сразу несколько тем, они пересекаются, соединяются полифонически, и так далее. Это была Ваша идея?

– Тут можно сказать, что это были совместные решения. Мы хотели обработать эти вещи не классически и не просто по-джазовому, «тема – вариация», а так, чтобы получилось не простое музыкальное «варево», а законченное произведение, единое целое, где темы были бы сплавлены, и в то же время пересекались, и какие-то их элементы разрабатывались отдельно. Так что, это была наша совместная работа.

– Планируете ли Вы написать какое-нибудь произведение специально для гитары?

– В ближайшее время подобных планов у меня нет, но если будет какой-нибудь сигнал – сверху ли, сбоку – от друзей, исполнителей или заказчиков, то я не откажусь, потому что почувствовал вкус к этому инструменту.

– Ваш опыт работы с различными музыкантами трудно переоценить. Насколько интересно Вам было сотрудничать с Никитой Болдыревым? Планируете ли сделать совместно с ним что-нибудь еще?

– С Никитой Болдыревым всегда работать приятно. Он часто предлагал свои идеи, и мы вместе с ним работали и находили какие-то новые возможности. Я всегда очень ценю людей, которые быстро могут перестраиваться, легко понимают композитора, способны импровизировать и мыслить нестандартно . Так что мы непременно еще что-то сделаем вместе.

– Большое Вам спасибо, Геннадий Игоревич! Творческих успехов и всего самого лучшего!

– Удачи Вам и Вашему журналу!

Вопросы задавал Валерий Волков, главный редактор журнала «Гитаристъ».

    Что вы об этом думаете?

    Расскажите всю правду...
    и, да, если вы хотите, чтобы ваш комментарий сопровождался аватаркой, пройдите по ссылке и получите граватар!